Wednesday, August 10, 2016

Аниматор Владимир Лещёв, интервью/ Vladimir Leschiov - Painting in time and space (2005)

Живопись во времени и пространстве - интервью с художником-аниматором

источник; с небольшими сокращениями

Фильмография В. Лещёва:

• Дедушкин мёд/ Granddad's Honey, 4 min.: 48 sec., 2002

• Письмо / The Letter, 4 min., 2002

Бессонница/ Insomnia, 7 min., 2004

Чистый, лаконичный, простой и в то же время изысканный. Таков стиль работ Владимира Лещёва. На его счету всего три фильма.
Дебют, «Дедушкин мёд» (2002), был показан на более чем 40 фестивалях и получил четыре награды.

Владимир Лещёв: В искусстве мне нравится невозможность лжи. Если человек лжет, если не вкладывает в работу сердце, не сознаёт по-настоящему, зачем и почему он это делает – в результате это будет заметно. Если, скажем, художник рисует картину, чтобы её продать – это будет понятно. Творцу необходим внутренний протест, непокой. Иначе для него не будет места в искусстве.

Расскажите о соперничестве и поддержке в кругу мультипликаторов.

Владимир Лещёв: В области анимации нет соперников – мы все коллеги и друзья. Я очень горжусь дружбой с Петром Думалой (Piotr Dumala) из Польши – это очень известный аниматор, один из мастеров мирового класса. Также как Кэролайн Лиф (Caroline Leaf) из Канады. У меня очень теплые отношения с Юрием Норштейном из Москвы – мы познакомились во время моей учебы в Швеции, он там выступал с лекциями.

Петр Думала (Piotr Dumala) был моим наставником. Он преподавал в Гарварде и в Швеции. В Швеции я познакомился с Кэролайн Лиф и Норштейном. Мы много беседовали. Норштейн помог мне в работе над моим дебютным фильмом «Дедушкин мёд», он помог мне изобразить снег. В фильмах Юрия всегда красивый снег. Он раскрыл мне свой секрет – показал на бумаге, и я использовал его метод.

Как возникла идея фильма «Дедушкин мёд»?

Владимир Лещёв: Я приехал в Швецию и увидел, что передо мной открыты все возможности: у меня были средства и техника для работы над фильмом. Была лишь одна проблема: я не знал, о чем он будет. Я хотел сделать фильм о жизненной философии, проникновенный, глубокий, но одновременно и простой. И вдруг я вспомнил моего деда – он жил в деревне, у него была пасека. Это его поддерживало, он был уже очень стар. В жизни деда было немало тяжких испытаний. Его пчелы были для него единственной радостью. Единственным утешением.


Сами съемки были довольно сложными. Я снимал одну минуту, посылал материал в лабораторию – и получал результат через неделю. Глядя на него, я видел: ничего не получилось. А одна минута материала – это три недели работы, почти по 24 часа в день (смеется). Я практически не спал. Временами мне казалось, что я никогда этот фильм не закончу. Петр Думала поговорил со мной: «Ты должен закончить картину. Это будет отличный фильм. Поверь мне, этот так. Надо только довести дело до конца».


Примерно тогда же я получил письмо из дома, от родных – они сообщили о смерти дедушки. И я почувствовал, что обязан сделать этот фильм. На меня сильно повлияли работы Норштейна. Мне хотелось создать нечто столь же красивое и проникновенно-глубокое.

«Дедушкин мёд» создавался с использованием особой техники: масляные краски по стеклу, в несколько слоёв.

Владимир Лещёв: Я видел множество хороших авторских фильмов, и решил, что буду снимать на 35-мм пленке. Другие студенты, в основном шведы, использовали компьютеры, сканнеры и тому подобное. Оказалось, что есть свободная камера. Я показал эскизы и рассказал сюжет будущего фильма преподавателям школы, и они дали разрешение на использование камеры (это было дорого, платила школа). Школа купила всё: лучшие английские краски, кисти, заказала стекло.


Выбирая технику, я думал об атмосфере фильма. Дедушка, деревня и много мёда. Что-то из прошлого, из детства, поэтому должна быть теплота, ощущение близости. Карандаш или тушь здесь не годились. А масляные краски – сама их текстура гармонирует с мёдом. Теплые, с неповторимым запахом, особой густоты и прозрачности.

Камера располагается над анимационным столом.
Над основным столом – второй стол, с несколькими слоями стекла. Это все делалось по специальному заказу – на заводе, который выпускает моторы мотоциклов Honda. Школа заплатила довольно крупную сумму за оборудование этого стола, но шведы говорили мне: не беспокойся, это наша инвестиция в будущее.


Стеклянных слоев было пять, но хитрость в том, что между слоями нужно было пространство, чтобы рисовать дополнительные элементы. И я использовал три слоя. На самом нижнем нарисовал небо и общий фон; на следующем – средний, здесь появилось изображение самого Дедушки. На третьем, самом близком к камере стекле, я рисовал цветы и предметы. Фокусировалось всё на среднем слое.

Начиная делать «Бессонницу» (2004), я пытался использовать цветные карандаши. Но они показались чересчур резкими. Тогда я попробовал пастельные мелки – и получилось то, что надо.

«Бессонница» полностью отличается от «Дедушкиного мёда»: здесь такая пульсирующая линия, вибрирующая история. Как возник этот замысел?


Владимир Лещёв: Уже название фильма, «Бессонница», призвано обозначить нечто абсурдное. Само состояние бессонницы – уже абсурд. История метафорична, речь идет о внутренней тревоге, причины которой никто не объяснит.


Проводится параллель между бессонницей и отношениями мужчина-женщина. И всё это – с оттенком иронии.


Тот период моей жизни был беспокойным, я по ночам не мог спать. А когда всё закончилось и пришло время задуматься о новом проекте, я решил, что можно выразить мои тогдашние переживания: когда ночью хотелось идти куда-то, когда было состояние непокоя. Мне просто хотелось что-то сделать – пусть даже нечто совершенно бессмысленное. Так появилось название и фильм.

А второй фильм, «Письмо» (2002)?

Владимир Лещёв: Когда я был в Швеции (в колледже), мне было одиноко. У меня была семья – жена, дочь, я надолго от них уехал. Мне хотелось сделать что-то романтично-философское, исполненное положительных эмоций.

Я работал над «Дедушкиным мёдом», и чтобы отвлечься от мыслей о возможном провале фильма, в свободное время (пока ждал отснятый материал из лаборатории) я начал что-то рисовать, чтобы не думать о всякой всячине. То есть, одновременно с первым я начал работать над вторым. Так появилось «Письмо».

Вы пересматриваете свои фильмы?

Владимир Лещёв: Только в этом [2005] году я смог пересмотреть «Дедушкин мёд» (снят в 2002), проанализировать его. До этого не мог – фильм казался мне ужасным, абсолютно бессодержательным.

Я не люблю пересматривать свои работы. Когда я рисовал хорошую картину, я мог неотрывно смотреть на неё часами. Время от времени вносил изменения, не хотел продавать или отдавать её. С анимацией по-другому, уж не знаю, почему.

Кто из живописцев вам ближе всего?

Владимир Лещёв: Я очень люблю Брейгеля и Босха. [пауза] Старых голландских мастеров. Французов. Люблю Ван Гога. Гогена. [пауза] Матисса. Ренуара. Современных мастеров. Иногда просто гуляя по залам, видишь интересные полотна, возникают элементы для нового фильма.
Мне нравятся работы [латвийской художницы] Айя Зариня (Aija Zariņa).
Я вообще люблю всю красивую живопись. Как с музыкой – я могу слушать и рок, и джаз, и классику – главное, чтобы музыка была качественная, чтобы было интересно.

Еще я очень люблю кино. Один из моих любимых режиссеров – Отар Иоселиани. Я вообще люблю грузинские фильмы. Меня трогают кинофильмы Йоса Стеллинга (Jos Stelling, нидерландский режиссер). Я восхищаюсь произведениями Тарковского. Это один из режиссеров, вдохновляющий меня делать то, что я делаю. Само его отношение к жизни. Искать красоту в каждом мгновении.
Мне нравятся Питер Гринуэй и Дэвид Линч.

[…]
Я хотел бы добиться того, чтобы мои фильмы не были примитивной иллюстрацией жизни или такой прямой, однозначной историей. Они должны содержать нечто... Не какие-то ухищрения или причуды, но... Мне не хочется, чтобы всё, от начала до конца, было просто и понятно. Должен быть некий вопрос, подтекст, что-то такое, что известно мне, но не зрителю, и о чем я не собираюсь рассказывать всем подряд.

Поэтому я был рад и удовлетворен, когда одна девушка из Америки написала мне, что она посмотрела «Бессонницу» и один раз, и два, и три; и что каждый раз она видела в фильме что-то новое. Она спрашивала, стремился ли я выразить то или это, достичь того или иного эффекта... А я отвечал: возможно, вполне возможно.
Всё дело во внезапном озарении: мне вдруг становится понятно, о чем мой фильм – но пару дней спустя я снова ничего не знаю...


Я проигрывал различные варианты, создавал образы, пытаясь вызвать разнообразные ассоциации. Чтобы зритель за семь минут почувствовал, пережил эту бессонницу, это возбуждение, неугомонность. Остальное – техника, вибрирующие линии, полоски – служило для усиления ощущения этой беспокойности. Всё в движении, ничего статичного. Вот стоит дом – но и он движется. Глядя фильм, зритель погружается во все это. И я тоже.


Иногда возникает чувство, что я создал подлинное сокровище, сам не зная как. Всё происходит на уровне подсознания.

А почему вы выбрали анимацию, а не кинематограф с исполнителями-актерами?

Владимир Лещёв: Я художник. Это работа индивидуальная. Не думаю, что мне было бы комфортно работать в группе.

К примеру, на «Бессоннице» я работал с двадцатью сотрудниками. И всегда было чувство, что что-то сделано не так, как надо. Кто-то халтурил, работал некачественно. Другие старались, были ответственными, но зарплату получили небольшую... Когда я работаю самостоятельно, я отвечаю только за себя. Это в определенном смысле упрощает рабочий процесс. Сделал ошибку – сам и виноват. Ну, а еще так тише, спокойнее работается (смеется).

Проще говоря, дело обстоит так: в анимации можно за короткое время сделать очень много, и сделать то, чего не достичь с использованием других технологий. Кинематограф в определенной степени ограничивает. Анимацию также можно определить как авангардное искусство, поскольку в ней всегда задействован эксперимент. Никаких ограничений. Всегда в поиске. Например, изумительно смотрится анимация, созданная из песка.
Эффект поразительный, гораздо сильнее, чем новаторский подход в компьютерной анимации, где возможности практически неограниченны. Но когда люди создают такие произведения искусства своими руками – это совершенно иной уровень мастерства.

Многие говорят о безжизненности компьютерного изображения. А ваше мнение?

Владимир Лещёв: Честно говоря, так и есть. Организатор кинофестиваля Arsenāls Film Festival как-то сказал, что создание фильма – искусство, заставляющее плоть трепетать. Своего рода биоэнергетика. Тут всё связано с энергетикой. А компьютерная анимация – нечто ненатуральное, синтетика. Жизни в ней нет. К сожалению, живая, пленочная анимация уходит в прошлое.

Я сейчас рисую мой четвертый фильм, от руки. Но я не уверен насчет будущего. Раньше я считал, что никогда не стану работать на компьютере, но теперь я не так в этом уверен. С компьютером дешевле, а учитывая финансовую ситуацию с кинематографом в Литве, это немаловажный фактор.

А о чем ваш новый фильм?

Владимир Лещёв: О людях на льдине, о зимней рыбалке. Они не просто сидят все время, там будет юмор и философия, а может, даже какие-то рискованные ситуации.

Я сам живу около озера. Каждую зиму я вижу рыбаков, бредущих по льду. Я их довольно долго изучал, не в силах понять, для чего они это делают. Летом эти люди рыбачить не ходят – ждут зимы. Своего рода философия жизни. Об этом есть немало шуток и историй. Мне эта тема интересна. Зимняя рыбалка популярна в нашем регионе, это почти фольклорный жанр. Дает мне возможность показать и смешное, и печальное. В целом, это отражает мой нынешний взгляд на жизнь.

Готовый фильм будет минут в 8-9 длиной. Использована техника сродни той, в которой я снимал «Дедушкин мёд», но без слоев. Всё нарисовано в классической манере на целлулоиде. Но даже в традиционной манере можно найти новый подход. Буду рисовать гуашью или акриловыми красками – что лучше подойдет.

Ваше отношение к успеху? Что для вас является достижением?

Владимир Лещёв: Хорошо, когда твои картины смотрят во всем мире. В Австралии, Азии, Африке – где угодно. Если люди смотрят, значит, я работал не для одного себя. Достижение – когда мои фильмы интересны зрителям.

Перевод с английского - Елена Кузьмина © http://cinema-translations.blogspot.com/
Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...