Sunday, May 23, 2010

Джим Джармуш – факты и фразы / Jim Jarmusch: Trivia and Personal Quotes

James R. Jarmusch родился 22 января 1953 года в Акроне, штат Огайо.
Рост – 188 см.
Более 20 лет живет с Сарой Драйвер (Sara Driver), режиссером и сценаристкой. [2005]

Фирменный стиль

Статичная камера.

В фильмах часто изображены путешественники и жизнь после полуночи.

Видит и показывает американский пейзаж с некоммерческой точки зрения; например, таверны, где каждый знает тебя по имени, вместо стрип-моллов (длинное одноэтажное здание, разделённое на секции, в которых размещаются магазины; обычно вдоль автотрасс).

Часто в качестве актеров снимает в своих фильмах музыкантов.

Интересные мелочи

Крис Паркер (Chris Parker), исполнивший главную роль в первом фильме Джармуша «Вечные каникулы» (Отпуск без конца) (1980) был другом режиссера и никогда раньше не снимался в кино.

Близкий друг финского кинорежиссера Аки Каурисмяки (Aki Kaurismäki). Заключительный эпизод фильма «Ночь на Земле» (Night on Earth, 1991) происходит в Финляндии; трое персонажей говорят по-фински.

До 2005 года снимал фильмы независимо, без контроля киностудий.

Джармуш первым из режиссеров написал сценарий («Сломанные цветы», 2005) специально под Билла Мюррея, хотя его фильм вышел позже "Трудностей перевода" Софии Копполы.

Однажды чуть не погиб, отравившись грибами. После этого заинтересовался и начал изучать грибы.

Не разрешает дублировать свои фильмы для иностранных кинорынков. Обычно фильмы Джармуша демонстрируют с субтитрами.

Владеет негативами всех своих фильмов, кроме фильма «Год лошади» (Year of the Horse, 1997), который снял для Нейла Янга (Neil Young).

(на фото - Джармуш и Сара Драйвер)

Отец работал на заводе по производству покрышек Goodrich в Акроне. Мать была кинообозревателем журнала Akron Beacon Journal.

Основатель и член клуба «Сыновья Ли Марвина» ("the Sons of Lee Marvin"). Среди участников – Том Уэйтс (Tom Waits), Терстон Мур (Thurston Moore), Джон Лури (John Lurie) и Ник Кейв (Nick Cave). Требование к вступающим в клуб – внешнее сходство с Ли Марвином, достаточное для слухов, что ты его сын.

Всегда носит при себе револьвер.

Фразы:

«Да, знаю. Всё это такое... независимое. Меня тошнит от этого слова. Я тянусь за револьвером, когда слышу слово «странный», «причудливый». Или «нервный». Эти слова стали ярлыками, которые лепят на товар, чтобы лучше продавался. Любой, кто делает фильм, который они сами хотели бы сделать, кого не заботит маркетинговый анализ или коммерция, уже независим. Мои фильмы, можно сказать, рукотворны. Они не безупречны, не отполированы – они сработаны в гараже. В некотором смысле значит быть ремесленником, мастеровым».

«Я считаю себя дилетантом в позитивном смысле. Всегда считал. Это влияет на моё понимание кинорежиссуры».

«Я чувствую себя таким везучим. В конце 1970-х в Нью-Йорке всё казалось возможным. Ты мог снять фильм или записать пластинку и работать неполный рабочий день, ты мог найти квартиру за 160 баксов в месяц. Все разговоры были о замыслах и идеях. Никто не говорил о деньгах. Это было здорово. Но оглядываться назад опасно. Я не люблю ностальгию. Но всё же, чёрт подери, тогда было здорово! Я счастлив, что был там».

«Предпочитаю принадлежать к субкультуре, а не массовой культуре. Меня не интересует попадание в вену мейнстрима».

«Счастливее всего я тогда, когда снимаю кино. Киносъемка как секс. Написание сценария – обольщение, а последующие съемки – секс, потому что ты делаешь фильм вместе с другими людьми. Монтажные работы – это как беременность, затем рожаешь, и твоё дитя уносят. После этого я смотрю фильм один раз, в кинотеатре, где зрители не знают о моём присутствии. Потом я никогда его не смотрю. Меня уже от него тошнит».

«Я упрям. Мне приходится драться. Студии хотят быть твоими партнерами в творческом процессе. Поэтому я изыскиваю финансы в основном за границей. Я не позволяю Деньгам делать замечания о моих сценариях. Я не пускаю Деньги на съемочную площадку. Я не пускаю Деньги в монтажную. Сегодня даже крошечные независимые студии ведут себя словно Голливуд. Какой-нибудь парнишка делает фильм за $500 000, и они хотят диктовать финальный кадр. Кажется, обыватели захватили власть во всем.»

«Я никогда не говорю с актерами как с группой. Только один на один. Я говорю с ними о жизни их персонажей. Никогда, ни за что – про смысл сцены. Не хочу перегружать актеров исследованиями, из-за которых они бы выдыхались, утрачивая новизну».

«Слушайте, это что, единственное прилагательное, которое они знают? Каждый раз, стоит мне снять чертов фильм, слово «странный, причудливый» таскается по всем американским рецензиям. Сейчас вижу, что его же используют применительно к Вэсу Андерсону (Wes Anderson). Ни с того, ни с сего, его фильмы вдруг стали «причудливыми и странными». И София Коппола (Sofia Coppola) «причудливая». Это похоже на обычную лень».

«Я интересуюсь недраматичными моментами жизни. Меня вовсе не привлекает мысль снимать кино о драмах. Несколько лет назад я смотрел байопик (biopic, биографический фильм - Е.К.) о знаменитом американском художнике-экспрессионисте. И знаете что? Он меня ужаснул. Они свели его жизнь к большим драматичным моментам, которые можно надергать из любой биографии. Если предполагается, что это чей-то портрет, то я такого просто не понимаю. Это такое упрощение; абсолютно неправильно».

«Великолепно, что зрители имеют собственные взгляды и разное восприятие того, что только что увидели; что не знают всех ответов. Часто всех ответов не знаю даже я сам».

«Красота жизни – в незначительных деталях, а не в масштабных событиях».

«Не бывает ничего оригинального. Кради всё, что будит твое вдохновение или подпитывает воображение. Поглощай старые фильмы, новые фильмы, музыку, книги, картины, фотографии, стихи, сны, случайные разговоры, архитектуру, мосты, уличные вывески, деревья, облака, водные пространства, свет и тени. Выбирай и кради только то из перечисленного, что напрямую говорит с твоей душой. Если сделаешь так, твоя работа (и кража) будут подлинными. Подлинность бесценна; оригинальности не существует. И не заботься о сокрытии своего воровства – прославляй его, если хочется. В любом случае, всегда помни, что говорил Жан-Люк Годар: «Дело не в том, откуда ты это берешь – важно, куда ты это вставляешь».

«У жизни сюжета нет, так почему он должен быть у фильма или повести?»

«Пару лет назад я осознал, что иногда просто теряюсь внутри фильма, потому что моё сознание уводят куда-то».

Подобно своему идолу Джону Кассаветесу, Джармуш - режиссер, ориентированный на актера. Он сначала создает своих персонажей, часто имея в виду конкретных исполнителей, а затем «вокруг персонажей сюжет выстаивается сам собой».

«Вместо того, чтобы искать историю, которую я хотел бы рассказать, и потом добавлять детали, я коллекционирую детали, а затем пытаюсь выстроить мозаику-пазл. У меня есть тема, настроение и персонажи, но нет четкой сюжетной линии».

источник; источник

Перевод – Е. Кузьмина © При использовании моих переводов обязательна ссылка на сайт http://cinema-translations.blogspot.com/
Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...