Thursday, July 10, 2008

Интервью Итана Хоука о фильме «Перед закатом» / Ethan Hawke about "Before Sunset"

Насколько сложно было снова обратиться к этому образу? Вам пришлось его пересматривать?

Итан Хоук: Не, было совсем не трудно. Нам этого так хотелось. Мы очень упорно работали, чтобы всё получилось. «Перед рассветом» ведь не тот фильм, после которого зрители умирали – так хотели увидеть продолжение. Нам пришлось годами выцарапывать деньги и умолять о возможности его снять. Так что и Рик [Линклейтер], и Жюли, и я, - мы все невероятно благодарны за возможность это сделать. Фильм очень личный, таких снимают всё меньше и меньше. Он не вписывается ни в один из кино-жанров. Так что я был счастлив и взволнован, снимаясь в нём. Кроме того, играть с Жюли так легко, я очень люблю с ней работать.

Как вы изменились со времени первого фильма?

Итан Хоук: Я стал гораздо лучше. Шучу. Я думаю, основное изменение – то, что я стал отцом. Это единственное. Несущественные вещи – те, о которых думаешь.

По словам Жюли, вы повзрослели. Она говорит, что во время съемок первого фильмы вы были «щенком».

Итан Хоук: Она постоянно это повторяла тогда. Забавно, в начале первого фильма показывают его рекламный ролик – я не мог поверить, что выглядел таким щенком. (Смеётся) Казалось, будто у меня слишком большие ноги. Но я чувствовал себя таким старым. Интересно, через 10 лет я буду думать так же об этом, втором фильме? Буду думать, что выгляжу здесь молодым?

Чем отличалась актерская игра?

Итан Хоук: Здесь было сложнее. В первом фильме был монтаж, срезы во времени. Были встречи с незнакомыми людьми и другие сцены, мы были в луна-парке, на колесе обозрения, в поезде. А этот фильм так пуст и наг, что, если первый считали невероятно натуралистическим, этот доводит натурализм до совершенно [нового] уровня. Так что было гораздо труднее. Мы знали, что если сыграем по-настоящему хорошо, будет похоже на то, будто мы и не играли вовсе. Но это очень трудно сделать - не иметь сюжета, на который можно опереться. Нет никаких: «Давай пойдем сюда». В этом фильме вас ничто не развлекает. Он прост, похож на изящный документальный фильм.

Вы с Жюли ничего не импровизировали?

Итан Хоук: Мы вместе работали над сценарием, потом вместе поехали на место натурных съемок. Нас занимали вопросы: «Сколько времени надо, чтобы дойти от книжного магазина до кафе?» Нам приходилось высчитывать: «Ладно, мы не можем использовать ту улицу. Нам придется обойти вокруг, то есть нужна сцена длиной 8 с половиной минут». Мы решали: «Хорошо, сократим эти реплики» или «Возьмем кусок, который был запланирован произойти в кафе, и вставим его здесь, чтобы можно двигаться отсюда туда и туда, но чтобы текст не казался просто заполнителем времени». Мы вообще написали историю одной сценой, а потом порезали на куски в соответствии с местом съемок. Например, мы знали, что должны спуститься по лестнице, к песку. Пару раз во время репетиций я бездельничал и просто съезжал вниз по перилам, и Рик сказал: «Эй, давайте снимем это».

Сколько вашего собственного характера в вашем герое?
Итан Хоук: Для меня Джесси всегда был на 1/3 мной, на 1/3 Риком и 1/3 от мужчины мечты Жюли. Таков он и есть. В некотором смысле, это моя параллельная жизнь. Помню, на съемках «Перед рассветом» я только познакомился с Риком и в основном просто олицетворял его самого. Я так и делал, одевался как он и подражал ему. Во втором фильме я тоже так делаю, немного.

К концу фильма ваш герой начинает рассказывать о проблемах с его семейной жизнью. Насколько это близко вам лично?

Итан Хоук: Ну, не знаю. Жюли любит говорить, что как ни странно, с моим браком было всё в порядке, а фильм стал средством его разрушения. (Смеётся) Мне надо было войти в образ. Неважно. Если фильм имеет какую-либо ценность, это происходит безотносительно к моей личной жизни. Если ценность его в том, что моя личная жизнь имеет к нему отношение – это плохо.

Вы довольны тем, как завершился «Перед закатом»?

Итан Хоук: Да, мне нравится. Но для меня, это... не то, что провести лето с двумя близкими друзьями, сочиняя фильм о романтической любви в Париже. Я всегда верил в Рика. Считаю его одним из лучших в моём поколении. Так что на самом деле мне всё равно, чем закончился фильм. Это была стоящая попытка. Мы попытались снять фильм о связи, о близости.

Вы романтик?

Итан Хоук: Никто не сделал бы два таких фильма, не будучи им.

Как насчет того, чтобы снова свести этих героев?

Итан Хоук: Надеюсь. Посмотрим.

То, что вы стали отцом, изменило вас? Вы лучше в качестве актера или отца?

Итан Хоук: Не знаю. Эти вопросы задает себе любой родитель. Думаю, если пройдя жизнь, ты понимаешь, что был плохим отцом, любые достижения становятся уже неважны. Всё будет обесценено. Если у моих детей всё хорошо – значит, и у меня тоже. А если у моих детей что-то не так – остальные аспекты моей жизни не важны. Удивительная ситуация. Действительно замечательно.

Вы еще будете писать книги?

Итан Хоук: О, несомненно.

Источник

Перевод (с небольшими сокращениями) – Е. Кузьмина © http://cinema-translations.blogspot.com/

Tuesday, July 08, 2008

Интервью Жюли Дельпи о фильме «Перед закатом» / Julie Delpy Talks About "Before Sunset"

Жюли Дельпи (Julie Delpy), Итан Хоук и Ричард Линклейтер написали сценарий «Перед закатом» за пять месяцев, а сняли фильм за 15 дней. В «Перед рассветом» были перерывы в действии, а «Перед закатом» состоит из длинных непрерывных диалогов героев – непростая задача для актеров, но все понимали, что это необходимо, чтобы рассказать историю.

Каково это – вернуться к вашей героине после долгих лет?

Жюли Дельпи: Было замечательно, потому что в первом фильме мы не добирались до всех вопросов и тем, которые мне хотелось бы мне изучить посредством этого образа. Такая возможность – удивительная роскошь, но за этим стоит огромная работа. Было трудно убедить компанию дать нам деньги на съемки продолжения, ведь это не боевик.

Вы посмотрели первый фильм, чтобы вернуться в образ?

Жюли Дельпи: Мы неплохо знали первый фильм. Хотя многое утекло из памяти. В 2002 году мы вместе начали писать новый сценарий. За две недели до начала съемок мы заново посмотрели «Перед рассветом». Мы смотрели его вместе и очень веселились, подшучивая друг над другом – как обычно бывает, когда люди наблюдают самих себя на 10 лет моложе. Потом мы решили, что нужно тщательно продумать второй фильм. «Перед рассветом» был таким милым и романтичным. Мы хотели снять другой фильм, не опасаясь того, что герои повзрослели и изменились. Это уже не так мило и романтично, однако дает иную плоскость для исследований характеров.

Каков ваш вклад в сценарий?

Жюли Дельпи: Я бы сказала, что написала большинство реплик своей героини, часть реплик Итана; Рик [Линклейтер] написал часть реплик - моих и Итана - и наоборот. Вместе мы создали структуру и сочинили историю. Мы все вложили в сценарий очень многое.

Значит ли это, что в образе вашей героини много от вас самой?

Жюли Дельпи: Ну, всё, что люди пишут, в некотором смысле автобиографично, разве нет? У меня были идеи, которые я хотела выразить в другом фильме, который так и не был снят. И я сказала: «К черту всё! Я напишу об этом здесь». Рик взял отрывки, написанные мной о современной обществе, не имевшие прямого отношения к фильму. Но он взял и вставил это в фильм.

А как вы решили, кто из героев приехал на условленную встречу 16 декабря?

Жюли Дельпи: Довольно быстро. Селин была более романтична в первом фильме. Мне показалось интересным, если именно она и не приедет. С годами Селин стала чуть более цинична. В некотором смысле, они с Джесси поменялись местами.

Сцены длинные. Вы знали каждое слово или импровизировали?

Жюли Дельпи: Мы не сымпровизировали ни одного слова. Все было расписано и распланировано. Каждый жест, каждая остановка в диалоге, каждый момент, когда мы смотрим друг на друга - всё было прописано и отрепетировано.

В фильме вы поёте три песни. Вы писали их специально для этого фильма?

Жюли Дельпи: Нет, это часть альбома, который вышел в Европе и, надеюсь, выйдет и здесь. Как раз идут переговоры. Он называется «Жюли Дельпи». Я была против такого названия, но компания настояла; для рекламы.

Насколько изменился Итан со времени первого фильма?

Жюли Дельпи: По-моему, он очень повзрослел, развился. В первом фильме он был похож на щенка, так на самом деле казалось. Это правда, что в 20 с небольшим женщины обычно более зрелые, я только сейчас это понимаю. Как и в 30 с небольшим. Тогда я думала, что Итан – отличный человек, но иногда он казался немного незрелым. Сейчас он совсем не такой, и наши отношения динамичны. Теперь оба мы незрелые.

А сами вы изменились за эти девять лет?

Жюли Дельпи: По сути, раньше я была более взрослой и серьезной, чем теперь. Наверное, это часть взросления – относиться ко всему менее серьезно. Я была такой пылкой, так глубоко переживающей, так сильно страдала по разным поводам, постоянно. К счастью, с годами во мне развилось чувство юмора. Я думаю, мне помогло и то, что я сочиняю, пишу.

Зрители должны понять, о чем речь в фильме «Перед закатом» даже если они не видели первый, «Перед рассветом». Вы обсуждали это?

Жюли Дельпи: Это была сложная задача, и мы не уверены, что смогли её решить. Но мы сделали всё возможное, и когда писали сценарий, и когда снимали, чтобы получился не сиквел, а и просто фильм. Для тех, кто знает первый фильм, этот откроет что-то еще; для тех, кто не знает – это просто фильм, как любой другой.

Сколько лет вам было, когда вы начали писать?

Жюли Дельпи: Мне было 9, когда я начала сочинять короткие рассказы. Это никогда не было для меня чем-то коммерческим, знаете, ради денег. Сейчас я более серьезно отношусь к писательству, потому что собираюсь снимать фильм по своему сценарию. Я начала писать сценарии, когда мне было 18, и многие хотели снимать по ним кино или издавать их в качестве книг. Я этого не хотела, сказала «нет». Я исписывала целые страницы, а потом удаляла всё с компьютера - это действительно странно. Сейчас я, наконец, примирилась со всем этим. На это ушло немало времени.
Я думаю, что именно благодаря фильму «Перед рассветом» я снова обрела способность писать. До этого я ничего не писала несколько лет, а в фильме мы вместе сочиняли часть диалогов и некоторые сцены. Понимаете, даже если моего имени в качестве сценариста нет в титрах, а критики говорят после фильма: «Мне понравилась эта сцена», - это словно я говорю: «А ведь я тоже участвовала в её создании!». Я стала легче относиться к писательству и теперь пишу. Ой, боюсь, что после того как я это сказала, у меня снова на год пропадет способность писать.

Через девять лет вы снимете еще один «Перед...»?

Жюли Дельпи: Мы не хотим снова снимать продолжение через 9 лет, не хотим возвращаться к шаблону. Если мы почувствуем, что нам есть что сказать, а люди хотят услышать что-то еще, что-то изучить, обсудить, обратиться к другим областям – может быть, потому что в таком случае мы бы делали что-то новое. Но пока мы не уверены, будем ли что-то снимать.

Источник

Перевод (с небольшими сокращениями) – Е. Кузьмина © При использовании моих переводов обязательна ссылка на сайт http://cinema-translations.blogspot.com/

Sunday, July 06, 2008

Ричард Линклейтер о фильме «Перед закатом» / Interview with Richard Linklater about Before Sunset (2004)

Классно, что зрители в Каннах ведут себя так, будто фильм – нечто важное. Я был в Берлине, получил приз за фильм «Перед рассветом» и люди улюлюкали. Глупо, правда? Приезжаешь на эти фестивали и влезаешь в какое-то соревнование. Всё это так абстрактно. Как бывший спортсмен, я не отношусь к этому серьезно. Вот там было состязание... А жюри, решающее, какой фильм, по их мнению, лучше – в этом нет ничего от соревнования.
(режиссер Ричард Линклейтер / отсюда)
*
Почти 10 лет прошло с момента выхода третьего художественного фильма Ричарда Линклейтра «Перед рассветом». Милая, проникновенно рассказанная история романтической встречи юных американца (Итан Хоук) и француженки (Жюли Дельпи) в Вене. Этот фильм просто и очень ярко выразил, чтó означает быть молодым, безнадежно романтичным, еще не сталкивавшимся со взрослой жизнью. Наверное, самый неотразимый момент истории - её финал: обнявшись на прощание на платформе, Джесси и Cелин клянутся встретиться снова ровно через шесть месяцев. Встретятся ли они - остаётся загадкой и тестом зрительской веры: циники ожидали, что отношения тем и закончатся, а непоколебимые романтики были уверены, что этих двоих ждет общее будущее. Большинство же зрителей так и не пришло к какому-либо определенному решению.

Спустя 9 лет Ричард Линклейтер (Richard Linklater) даёт нам некоторые, если не все, ответы – своим фильмом «Перед закатом». Джесси – он теперь женат и имеет маленького сына, - приезжает в Париж с рекламным туром своего первого романа, ставшего бестселлером. Книга представляет собой завуалированную историю о тех судьбоносных 14 часах в Вене. Едва закончив чтение, он видит терпеливо ждущую в сторонке Селин. У него есть несколько часов до самолета в Штаты и Джесси приглашает её выпить кофе. Дальше – история в стиле Линклейтера. В течение следующих 90 минут мы в режиме реального времени следим за прогулкой и разговором бывших любовников. Они гуляют по Парижу, выясняя, кто сдержал обещание, а кто нет; какие раны и успехи они испытали за прошедшие годы. Но по мере продвижения истории к завершению мы обнаруживаем, что любые решения, предложенные в начале фильма, снова оказываются под сомнением.

Линклейтер, вечный новатор, сумел объединить два подхода: он сделал продолжение арт-хаузного фильма. Имея в распоряжении только Steadicams, естественный свет и пару актеров, режиссер возвращается к своим натуралистическим корням.

Filmmake: Думаю, это первый сиквел в американском независимом кино.

Ричард Линклейтр: [смеётся]. Да, а [«Перед рассветом»] наверное, самый низкобюджетный фильм, после которого сняли продолжение! Есть чем гордиться!

Filmmaker: Почему вы решили снять этот фильм? И почему сейчас?

Линклейтер: Ну, мы говорили об этом давно. Жюли, Итан и я собрались однажды, в нас что-то бродило. Первоначально была идея сразу снять то, что произошло шесть месяцев спустя, а потом подождать несколько лет и снять историю о происходящем годы спустя. Но мы всё никак не могли собраться – все были заняты. Но у каждого было желание, даже некая потребность. Это было, конечно, ни что иное, как ощущение недосказанности, что-то осталось невыраженным.

Filmmaker: Как всё началось на этот раз?

Линклейтер: Думаю, это когда они снялись в своей сцене в «Пробуждении жизни» (Waking Life). Мы сели и сказали: всё, теперь мы точно это сделаем. В ранней версии фильм был гораздо более традиционной романтической комедией. Действие происходило на четырех натурах, фильм планировался с бóльшим бюджетом, около 8 или 10 миллионов. Но мы не смогли получить финансирование. Это было где-то в 2000 году. Так что мы полностью всё переосмыслили, переделали, и уже на этом этапе решили снимать такой фильм, каким он и получился в итоге. То есть Жюли, Итан и я написали весь сценарий заново.

Filmmaker: Как выглядел процесс написания сценария?

Линклейтер: Ну, было очень похоже на первый фильм. Мы сидели в комнате и работали вместе в течение двух-трёх дней, выработав очень подробную схему всего фильма в режиме реального времени. Потом в течение приблизительно года мы обменивались электронными письмами и факсами. Я был этаким резервуаром - они присылали мне монологи, диалоги, сцены и идеи, а я редактировал, компилировал и записывал. Вот так мы придумали сценарий. А после Castle Rock согласилась снять фильм за небольшие деньги - пару миллионов – это почти столько, сколько потратили на «Перед рассветом». Мы втроем встретились в Париже, через пару дней внесли кое-какие поправки и проработали сцены. Мы продолжали работать над текстом и во время репетиций и съемок.

Filmmaker: По-моему, фильм чрезвычайно выигрывает благодаря очевидной вашей любви, близости к героям, и их близости друг с другом. Это так интимно.

Линклейтер: Должен сказать, это почти волшебство – чудесная встреча двух старых друзей, двух давних любовников. В отличие от первого фильма, где вас сразу захватывает возможность романа или неизвестность, куда всё приведет, на этот раз всё немного иначе. Вы старше, мудрее и знаете этого человека. Между вами что-то было, вас связывают отношения. То есть это - один из тех моментов, когда ваши фантазии находятся прямо перед вами! В реальности вы переживаете то, о чем думали раньше.

Filmmaker: Отразились ли описанные вами изменения в интонации, манере фильма на стиле съемок или можно сказать, что эстетика этого фильма почти такая же, как в первом?

Линклейтер: О нет, для меня манера, интонация очень отличается. Визуальный стиль даже более минималистичен. В первом фильме у героев было гораздо больше времени, они активно исследовали Вену. У них была масса возможностей и времени, которое надо было убить! Действие происходило ночью, такой романтичной, исполненной тайн и возможностей. На этот раз всё наоборот. Действие происходит днем. Оба связаны приземленными обязательствами. Мы находимся в городе, где живет Селин. Он здесь работал. У него какие-то дела, планы, предписания. Он должен ехать в аэропорт через 80 минут или около того. То есть тон взят из реальной жизни. А поскольку это некий документальный фильм в отношении реального времени, я хотел, чтобы это был «красноречивый документальный фильм». Я не думал о ручной 16-милиметровой камере, я думал о Steadicams. Красноречивый, но с долей реальности. Получаются длинные кадры, Steadicam ненавязчиво следует за героями. Знает, в первом фильме камера, по сути, комментировала [героев], усиливала, подчёркивала их чувства. Я бы сделал шаг назад - вы бы увидели их на переднем плане, а здание оперы - на заднем. Сейчас наоборот. Я хотел, чтобы было так, будто мы просто следуем за этими людьми, и в то же время чтобы было похоже на художественное повествование. Я просто взял идею, часто разрабатываемую в кино: сделайте документальный фильм о героях, разыгрывающих фантазию. Эта Годаровская идея, возникшая давным-давно.

Filmmaker: Каждый момент фильма тщательно отрепетирован?

Линклейтер: Да, но цель была сделать это как можно более незаметным. Это было очень сложно, невероятно. Им не за что спрятаться. Мы не можем ничего вырезать из сцены, которая не получилась, из-за структуры фильма – географически и по времени. Мы не могли монтировать их общие планы и изменить тему беседы. Это одна беседа. Мы едва ли вырезали что-либо. Мы не могли - мы посвятили всех себя диалогу, идеям, всему. Это был долгий процесс. Итан и Жюли пришлось достичь уровня, который редко требуется от актера. Я очень гордился ими обоими, тем, как они погружались в себя. [Они играют] героев, параллельных себе - это не Итан и не Жюли, но мы создали вселенную, где они могли бы быть такими, собой.

Filmmaker: Для меня это история о мечте, фантазии, которая теперь вдруг снова оказывается перед глазами героев.

Линклейтер: Я думаю, что на кону - их собственная реальность, их привычная жизнь. Это самая большая проблема, наверное, с которой вы можете столкнуться в отношении самих себя: тот, кто вы есть – против того, кем вы хотели бы быть; тот, кем вы себя считаете – против того, кто вы на самом деле; то, чего вы хотите – против того, что у вас есть. Так сложно. Это не незначительные вопросы, хотя к ним часто относятся легко, это сама жизнь. Мы относимся к ним пренебрежительно, но на самом деле это очень важно. Люди одержимы мелочами, а по-настоящему важное отбрасывают: например, вопросы – ктó ты такой, чтó ты делаешь, во что вкладываешь свою страсть, энергию. Не знаю, в моем понимании это настолько глубоко, насколько вы сами принимаете. Так что я не переживал, что история не кажется чем-то грандиозным.

Filmmaker: Как проходили съемки?

Линклейтер: Трудно. У нас было 15 дней. Самыми сложными были съёмки в режиме реального времени. Снимать в полдень было нельзя, солнце слишком высоко. Можно было бы в это время снимать в помещениях, но в фильме не так много таких сцен. Так что приходилось подбирать нужное освещение в очень короткий период времени. Идешь на компромиссы и возлагаешь все трудности на актеров. Для сцены, которая в сценарии занимает 10 страниц, у нас было 2 часа. Можно снять 10 дублей и выбрать лучший, – но это и всё. Как только появлялось нужное освещение, приходилось двигаться дальше. С нами была французская съемочная группа.

Filmmaker: Были какие-то варианты для монтажа, или вы просто снимали одну и ту же сцену дубль за дублем?

Линклейтер: Это зависело от сцены, но обычно мы снимали дубли. Я не говорил: Давайте снимем эту сцену вот так, в эту – вот так. Всё уже было прописано. Но я снимал под разными углами. Мне повезло заполучить Джима МакКонки (Jim McConkey), оператора Steadicam, с которым я работал на филье «Школа рока» (The School of Rock). Он получил награду MVP за работу со Steadicam. Думаю, те, кто знаком с устройством Steadicam знают, на сколько сложно то, что он делает.

Filmmaker: Какие идеи по поводу того, что произойдет после финала фильма?

Линклейтер: [Смеётся]. Ну, я и так выдал все секреты.

Filmmaker: Мне тоже так кажется. Так что, в 2013 году мы увидим следующий фильм?

Линклейтер: Еще через 9 лет. Нет, Жюли говорит, что если мы намерены показывать сцены секса, то лучше снять это поскорее. Я ей ни на секунду не верю. Жюли сейчас выглядит лучше, чем раньше, и она будет блистательной пожилой женщиной, уверен.

Источник
Перевод (с небольшими сокращениями) – Е. Кузьмина © При использовании моих переводов обязательна ссылка на сайт http://cinema-translations.blogspot.com/
Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...