Saturday, December 15, 2007

Гражина Шаполовска: интервью с актрисой / Interview with actress Grazyna Szapolowska

Снималась в фильмах Кшиштофа Кесьлевского:
Без конца (1984)
Декалог 6 (1988)
Короткий фильм о любви (1988)

Когда вы впервые встретились с Кшиштофом Кесьлевским?

В начале восьмидесятых, после моего участия в фильме Кароля Макка «Глядя друг на друга» («Другой путь») (Another Way by Karoly Makk). Кшиштоф пригласил меня в «Без конца». Это было наше знакомство, я никогда прежде с ним не встречалась.

Польские критики говорят, что в «Без конца» Кесьлевский заставил вас погрузиться на большую глубину. Вам тоже так казалось?

Скорее, в большую кровать. В фильме есть сложная сцена, которую мы долго обсуждали. Для актера сложно источать эротичность в документальном фильме, жестоко. Яцек Петрицкий, очень талантливый оператор, снимал этот фильм в очень жестком, фактически документальном стиле. Отсюда все мои страхи и трудности.

Критики усмотрели в "Без конца" два фильма в одном. Один занят политическим аспектом. Второй – моим внутренним миром. Кшиштоф был очень сердит; это было совсем не то, что он хотел показать. Только со временем фильм приобрел ценность. Теперь он кажется гораздо интересней. А тогда, по разным причинам, он казался претенциозным.

Повлияли ли на вашу работу политические события того времени?

Происходящее вокруг? Нет, меня это вовсе не интересовало. Я убеждена, что политику и искусство нельзя смешивать. Искусство идет собственным путем. Киноискусство и политику не стоит объединять. Конечно, необходимо затрагивать проблемы, о которых говорят в мире, но искусство должно быть возвышенным и запечатлевать в кино свои ценности.

Иезуитская оппозиция обвиняла Кесьлевского в изображении ложной метафизики. Это то, что касается вашей героини. Что вы думаете о подобном мнении?

Возможно, метафизика кажется ложной из-за столь жесткой манеры передачи. Но кино – сродни волшебству. Когда это волшебство достигает зрителей, улучшает их настроение, - думаю, так должно быть. Кесьлевский смешал метафизическое, волшебное с человеческой ностальгией. С тем, о чем мечтают люди.

Несмотря на жестокость окружающего мира, искусство обязано дарить надежду. А как это достигнуто – метафизическими или иными средствами – для меня неважно. Фильм становится любимым, если люди что-то в нем находят для себя.

Хороший пример этого – «Короткий фильм о любви». За два года его посмотрели 250 миллионов зрителей. Сначала отзывы об этом фильме были враждебны. Критики не понимали, о чем он. Это их вина. Я никогда не обращаю на них внимания. Я пытаюсь оценить важность, ценность фильма по прошествии лет. Я не занимаюсь политикой ради политики. Политические проблемы можно решать посредством искусства, и именно это делал Кесьлевский. Это навсегда останется важным для всех, и будет должным образом восприниматься.

Времена меняются. Я смотрела «Короткий фильм о любви» в России, Германии и Лос-Анджелесе, и замечаю, как с течением времени история меняется. Она всегда интересна, поскольку рассказывает о проблеме одиночества, чувствительности, саморазрушении, но кроме того - о любви и понимании. Вечные ценности. Но политика имеет значение. В Париже, например, меня спросили, почему нет специальной службы по доставке молока? Почему режиссер показал доставку молока как такое сложное дело? Почему сцена выглядела именно так? Такие вот вопросы.

From No End DVD

Перевод – Е. Кузьмина © При использовании моих переводов обязательна ссылка на сайт http://cinema-translations.blogspot.com/
Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...