Friday, March 28, 2008

Такеши Китано - интервью о фильме "Фейерверк" (Hana-bi) / Takeshi Kitano: Silent Running

Китано Такеси (Такеши) в интервью о фильме "Фейерверк" (Hana-bi) рассказывает Тони Рэйнсу о монтаже в голове и о вызове, брошенном смерти.

Тони Рэйнс: Что на сей раз стало отправной точкой для вас?

Китано Такеси: Я хотел показать, как японский мужчина пытается справиться со своими обязанностями. То, как делает это Ниши, наверняка сильно отличаться от того, как это сделал бы человек в другой стране. На самом деле, многие современные японцы вполне могут счесть поведение Ниши чрезмерно романтичным или сентиментальным, или по крайней мере довольно старомодным. Но метод, каким он осуществляет то, что считает своим долгом, соответствует идеалу, существовавшему в японском обществе по крайней мере с эпохи Эдо [1603-1867 - прим. перев.]. Воплощение этого идеала можно увидеть во многих пьесах Шиматсу, например. [Монзаемон Шикаматсу (1653-1724), драматург. Его называют «японским Шекспиром» - прим. перев.].

Ниши всегда был настолько неразговорчив? Или таким его сделала болезнь жены и смерть их ребенка?

Думаю, он родился молчаливым. Если такой парень становится тихим, значит, он убегает от катастроф в его жизни. Мне больше нравится видеть в нем кого-то, бросающего вызов смерти, а не того, кто бежит, страшась чего-то. Я думаю, что Ниши – первый созданный мною персонаж, пытающийся бросить вызов смерти.

Хорибе тоже бросает смерти вызов, решительно отринув путь самоубийства. Построить фильм на сравнении этих двух героев было вашим сознательным намерением?

Дело не в том, что я хочу сравнить их. Я использую эти образы, чтобы оспорить традиционное японское представление о семье. Муж, жена и дети – "которые жили с тех пор долго и счастливо", - считаются краеугольным камнем японского общества. Но в действительности всё не так. Мнение японцев, что семья по сути своей дружна и эмоционально защищена, - чистая фантазия. Я хотел оспорить подобное мнение.
Например, если муж ранен и вынужден бросить работу - как произошло с Хорибе в моей истории, - его семья наверняка разрушится. На мой взгляд способ, с помощью которого Ниши старается успокоить и поддержать Хорибе, невероятно глуп. Ниши посылает Хорибе принадлежности для рисования, потому что чувствует себя виноватым, словно несет ответственность за то ужасное положение, в котором оказался Хорибе. Тем самым создается ложное впечатление, будто они были не просто коллегами-полицейскими, но были еще и очень близки эмоционально. Было бы лучше, если бы Ниши просто предложил Хорибе немного денег, чтобы помочь ему пережить этот сложный период.

Но ведь то, что Ниши подталкивает Хорибе к занятиям живописью, оказывается очень важным в истории. Существует некая таинственная взаимосвязь между картинами Хорибе и жизнью Ниши...

Искусство я всегда считал скорее приватным, личным явлением, нежели социальным. Сам я не большой художник, так что не совсем уверен в подобных вещах, но чувствую, что картины, рисунки – также как фильмы, музыка или что угодно – легко могут стать зеркалами, в которых отражается жизнь их создателя. Когда Ниши посылает принадлежности для живописи, он, вероятно, хочет подтолкнуть, вдохновить Хорибе к выражению чувств на бумаге.

Хорибе обращается к рисованию после несчастного случая, приведшего его к потере работоспособности. Так поступили и вы сами. Наверняка это не случайность?

Я никогда не рассказал бы этого японской прессе, но раз вы спрашиваете... Я занялся живописью не только из-за моего дорожного происшествия и не только потому, что мне было много о чем подумать, но еще и потому, что меня только что бросила подруга, с которой мы довольно долго были вместе. Я проводил дома гораздо больше времени, чем обычно. И моя жена очень сильная и здоровая, совсем не такая, как Миюки в фильме.

Меня поразило то, насколько быстро вы отредактировали сцену. Я наблюдал за съемками на аллее азалий. Еще больше поразило меня, как вы выстроили последовательность кадров - несколько разрозненных картинок - введя их в развитие событий. Прежде, чем приступить к съемкам, вы проводите мысленный монтаж фильмов?

Когда я в хорошей физической и умственной форме, я мысленно прокручиваю сцену в ночь накануне съемок. Та ночь в Кавасаки была именно такой. Все, что мне надо было делать – просто следовать за сценой, которая сложилась в моей голове днем или ночью накануне. С другой стороны, когда я не в лучшей форме, эта схема не работает. Как бы я ни старался на натурных съемках, сцена никогда не складывается.

И как вы с этим справляетесь?

Обычно пытаюсь копировать режиссеров, с которыми работал как актёр. Иными словами – снимаю массу дополнительного материала. Просто чтобы обеспечить себе свободу действий во время монтажа. Когда я не в лучшей форме, я не могу сказать, какие кадры мне пригодятся, какие нет. В таком случае, честно говоря, я обычно пытаюсь выбросить всю сцену. Хотя, конечно, если она важна для истории, этого я сделать не могу.

Были какие-то особые причины, чтобы плохого парня в сцене аллеи сыграл настоящий боксёр?

В этой сцене, как я и предполагал, не вполне удавалась собственно драка. Когда плохой парень бьет Ниши, я хотел показать, что это похоже на удар настоящего боксера. И решил, что наилучший способ это сделать, – чтобы Ниши бил кулаком настоящий боксер. Однако на экране это не сработало в той мере, как я рассчитывал.

Итоговая структура фильма – наиболее сложная из всех, снятых вами историй. Сколько параллельного монтажа планировалось и прописывалось в сценарии?

Я действительно помнил о структуре, когда писал историю, но всё решилось при монтаже. Фильм гораздо менее линеен, чем остальные мои фильмы, и монтаж был более «математическим». Я пытаюсь вынести за скобки кариозные элементы и связать их при монтаже. Для этого процесса были очень важны рисунки и картины. Если они работают в фильме так, как я хотел, они должны выкристаллизовать, заострить тон и смысл каждого элемента истории. Но очень возможно, что мне это не удалось...

Вы планируете и дальше следовать в этом направлении? Или вернетесь к социально-реалистическому стилю фильма «Ребята возвращаются» ("Kids Return")?

Я смотрю на «Ребята возвращаются» как на реабилитацию в качестве режиссера...

Реабилитацию после неудачи со «Снял кого-нибудь?» ("Getting Any?")

И это тоже. На самом деле, сейчас я думаю о проекте, который скомбинирует элементы моих триллеров с комедией «Снял кого-нибудь?». Первый час фильма был бы из области «Сонатины» или «Фейерверка». Час закончился, идут титры. Потом фильм начинается снова, но постепенно превращается в пародию на первую версию. Вот об этом я думаю сейчас.

Автор - Тони Рэйнс, декабрь 1997 // Tony Rayns (Sight and Sound, December 1997, page 26-29).
Источник

Перевод – Е. Кузьмина © При использовании моих переводов обязательна ссылка на сайт http://cinema-translations.blogspot.com/
Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...