Thursday, March 13, 2008

Кшиштоф Кесьлевский: "Я - так себе..." / Kieslowski: I'm So-So...

«Декалог» - десять телевизионных фильмов. Каждый фильм приблизительно связан с одной из Десяти заповедей. Когда в 1983-1984 мы писали сценарий, мы думали, что не плохо будет напомнить про эти десять предложений; они отлично сказаны».

Ирена: Бог существует. Это очень просто, если веришь.
Павел: А ты веришь, что Бог существует?

Ирена: Да.
Павел: Кто Он?

Декалог 1»)

Кшиштоф Кесьлевский: Я очень хорошо помню свою первую исповедь и причастие. Это было трогательно, - очищение, катарсис. Думаю, такое ощущение возникало из наивности. Наивности ребенка – мне было восемь... или даже шесть лет. Честно говоря, наивность - очень хорошая вещь, если можешь быть близко к тому, во что веришь, без каких-либо задних мыслей. Я знаю многих людей, которые счастливы, потому что верят. Должен быть какой-то авторитет, нечто, к чему можно обратиться как к ориентиру во всем, что делаешь. Таким образом, если Бог существует, то Он и есть этот ориентир, контрольная точка. Думаю, что я тесно связан с Богом. Это личное, очень приватное. Это - моя собственная связь. Я прошу Его позволить чему-то происходить, и прошу, чтобы это происходило определенным образом. Я прошу Его дать мне то, в чем я нуждаюсь в определенный момент. Главным образом я прошу об интеллектуальных вещах, то есть дать мне четкое понимание, ясность. Но прошу и о чувствах, которые мне необходимы в тот момент. Я прошу - иногда Он дает, иногда нет.

Кшиштоф Вержбицкий: Вы верите, что люди, которые плохо поступают в этом мире будут наказаны в другом?

Кшиштоф Кесьлевский: Нужно начать с вопроса: Существует ли другой мир вообще? Это прекрасная тайна, которой мы никогда не узнаем. Хорошо, что это остаётся тайной.

*
Кшиштоф Вержбицкий: Вам нравятся вокзалы?

Кшиштоф Кесьлевский: Да, но я терпеть не могу их снимать.

Кшиштоф Вержбицкий: А чем они вас привлекают?

Кшиштоф Кесьлевский: Они безымянны. Там человек всегда анонимен. «Случай» (Blind Chance) – это три истории об одном молодом человеке. Всё зависит от того, успеет ли он вскочить на поезд, или дежурный поймает его, помешает. Здесь решается его жизнь, которая в дальнейшем расходится в трех направлениях. Он остается прежним, но каждый раз оказывается в новой ситуации. Он – тот же, но в политическом плане оказывается по две стороны. В первых двух историях он присоединяется к той или другой политической силе. В третьей истории он политически нейтрален. Он умирает в третьей истории и выживает в двух первых.

из документального фильма "Кшиштоф Кесьлевский: Я - так себе..."

Перевод – Е. Кузьмина © При использовании моих переводов обязательна ссылка на сайт http://cinema-translations.blogspot.com/
Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...