Wednesday, May 30, 2007

Символизм в трилогии Кесьлевского «Три цвета: Синий, Белый, Красный»/ Symbolism in Kieslowski’s Three Colors: Blue, White and Red (часть 2)

часть 1 (начало)

АНАЛИЗ

Символизм цвета

Каждый цвет спектра несет зрителю молчаливое послание. Это восприятие - результат нашего видения, естественного окружения и влияния общества и культуры, в которых мы живем.

Психология цвета - одна из самых приблизительных наук, но также и одна из самых важных и популярных. Цвета ассоциируются с нашими эмоциями и могут влиять на подсознание. Большинство людей знакомо с влиянием определенного цвета на эмоции. Цвета, которые считаются теплыми или горячими, например, красный и оранжевый, вызывают ощущение скорости, волнуют или пробуждают яркие эмоции.

Существуют метафоры и архетипы, связанные с определенными цветами: синий - холодный, надежный, цвет духовности, который мы связываем с небесами и водой; белый - чистый, религиозный цвет - часто связан со Святым Духом, невинностью и чем-то более предметным, например, снегом. Красный наиболее эмоционально-насыщенный цвет, означает любовь и секс, энергию, доблесть, огонь, тревогу и опасность, а в негативном смысле - агрессивность, войну, гнев и даже грех. Мы склонны ассоциировать красный с опасностью, пожарными машинами, кровью, розами и адом.

С самого начала истории различные культуры по-разному использовали цвета, - так же, как и мы сегодня.

Значение синего цвета в различных культурах

Самая сильная ассоциация синего цвета - с небом, морем и водой. Будучи холодным и ретроактивным, касающимся прошлого, синий действует умиротворяюще. Он символизирует мир, веру, созерцательность, правду и Рай, небеса. В геральдике синий используется для обозначения благочестия и искренности. Это цвет, наиболее полно символизирующий духовное. В отличие от красного, это холодный цвет, склоняющий людей к расслабленности и размышлениям.

Психологи связывают синий цвет с умственным/духовным расслаблением и со спокойным, словно свысока, отношением к жизни. Синий - цвет небес; в древнем Египте был связан с Богом небес, Амон Ра.

Синий - самый глубокий и наименее материалистический цвет, символ правды. Он отражает пустоту воздуха, воды, хрусталя и алмаза. Именно поэтому синий - цвет стабильности.
Зевс и Яхве утверждают истинность лазури. Считается, что амулеты синего цвета защищают от «дурного глаза».
Пелерина скандинавского бога Одина – синяя, как и плащ Девы Марии; на поэтическом языке ее также называют Синей Лилией. В индийской мифологии Бог Вишну в его инкарнации Кришны – синего цвета. Иисус часто изображается в синих одеяниях.
Синий цвет - символ Господней истины и вечности, и поэтому всегда будет означать бессмертие.

В древнем Китае существовали разные представления о синем цвете. В традиционном искусстве существа с синими лицами – это или демоны, призраки, или бог литературы, "K'ui-hsing", когда-то покончивший самоубийством из-за неосуществленных амбиций.
Первоначально для обозначения этого цвета в китайском языке даже не было слова, за исключением "ch'ing", которое передавало все оттенки - от темно-серого до сине-зеленого. Слово "ch'ing" использовалось и для обозначения «жизни/образа жизни» ученого или мудреца – ведь обучаясь, он пребывал в синем отсвете лампы. Современное китайское слово "синий" - "lan" - значит индиго, общепринятый цвет рабочей одежды в современном Китае.
В Китае
с синим цветом были также связаны дерево и одна из четырех стран света, восток.

Синие цветы, синие глаза, синие полосы и ленты в некоторых культурах считаются уродливыми или приносящими неудачу. В Европе, наоборот, синий цветок символизирует романтику и связан с высокой духовностью человеческого сознания.

В древних мексиканских рукописях с иллюстрациями бирюзе и воде придавали легкий сине-зеленый цвет, но в символике Рая синий цвет никакой функции не выполнял.

В символике, традиционной для жителей Центральной Европы, синий цвет означает преданность, а также нечто таинственное. Например, выражение «синий свет» означает нечто вводящее в заблуждение и опасное.

Есть пословицы, связанные с синим цветом, например, it came out of the blue - о чем-то неожиданном. Это может быть связано с таинственностью синего цвета или с небесами – ведь дословно «это вышло из синего цвета» можно понимать как «нечто упавшее с неба», чего никто не ожидал и не знает, почему или откуда это появилось.

Синий цвет означает определенное настроение, обычно печаль, а грустная музыка называется блюзом.

Тот факт, что синий цвет в некоторых культурах связан с алкоголизмом, не так легко объяснить. Возможно, это происходит потому, что у людей, в течение многих лет пивших, носы и щеки бывают синеватого оттенка.

В доисторическом искусстве синий цвет использовался редко. Причина этого, вероятно, в том, что приготовить краску синего цвета было нелегко; трудно достать материал для его создания.

Синий цвет в фильме «Синий» Кесьлевского

[отмечу постфактум, что автор данного эссе активно использует материал из книги Аннет Инсдорф "Двойные жизни. Вторые шансы", хотя источник ею не указан. - прим. перев.]

В начале фильма, как раз перед аварией, мы видим едущий синий автомобиль: машина цвета морской волны, семейный автомобиль Жюли, Патриса и Анны. Мы смотрим словно снизу, из-под автомобиля, но видим и картину окружающего; это, скорее всего, раннее утро. Цвет насыщенно синий, туманное утро. В кадрах, снятых крупным планом, заметно, что даже трасса кажется скорее синей, чем серой. Синий оттенок особенно ясно виден, когда Анне нужно выйти из машины в туалет.
В течение фильма мы видим много автомобилей - от серого до черного цвета, но всегда с синим оттенком. Даже у Сандрин серо-синяя машина. Оливье - единственный, у кого автомобиль коричневого оттенка, в этом его отличительная черта.

Жюли носит одежду в черно-синей гамме. Исключение – белый халат в больнице и белая футболка, в которой она спит. Во всех остальных случаях она надевает черное и синее – чаще всего синие джинсы, черные топ и пиджак. Она словно вся изранена, в ушибах и синяках – внутренне и внешне; и ее одежда словно напоминает об этом. Другие герои фильма носят одежду серых, синих и черных оттенков, но в отличие от Эюли, не постоянно.

В начале фильма, прямо перед аварией, Анна, дочь Жюли, выбрасывает из окна автомобиля обертку от леденца на палочке - синюю; она летит - незадолго до смерти девочки являясь предзнаменованием полета ее души к вечности, к синему небу.

Позже Жюли находит в своей сумочке такой же леденец; она съедает его – гневно, с чувством утраты – словно хочет проглотить боль своей жизни и начать сначала. Я всегда считала реакцию Жюли на найденный леденец одним из самых ярких указателей на невозможность для неё оградиться от воспоминаний.
Синяя лампа Анны - единственная вещь, которую она берет с собой на память о прошлом.

Следующая сцена происходит в больнице, когда Жюли просыпается и осознает, что ее муж и дочь погибли в автокатастрофе. Оливье приносит маленький портативный телевизор, чтобы она могла увидеть похороны. Когда он включает телевизор, на экране с синим оттенком видно небо и летящий дельтапланерист. Остальные эпизоды с кадрами экрана телевизора сняты похожим образом. Сначала – старик, прыгающий с высоты на эластичном тросе, на фоне синего неба. Потом - канатоходец; фон снова синий. Эти образы символизируют определенную свободу - человек всегда мечтает о том, чтобы быть свободным, как птица в полете.

На похоронах все одеты в синее, серое, черное или сочетания этих цветов - гости, музыканты, представители СМИ и человек, произносящий прощальную речь.

Когда Жюли думает/спит или мысленно слышит «Концерт для Европы», музыку, которую писал ее муж, синий свет внезапно ложится на ее лицо. Жюли сидит с закрытыми глазами, но вдруг
услышав музыку открывает их. Она выглядит так, словно увидела призрак, как будто ее преследуют воспоминания. Свет почти сверхествествен, и кажется, что это всплывают воспоминания Жюли, которые она тщетно стремится подавить. Так случается дважды - во второй раз когда дверь квартиры захлопнулась и Жюли проводит ночь на лестнице. Кажется, что все происходит, когда она пребывает в промежуточном состоянии, где-то между бессонницей и сном.
Еще в одном эпизоде она проигрывает на фортепьяно несколько нот, но когда останавливается и захлопывает крышку, ударив пальцы, на ее лице появляется отражение синего света.

Снаружи больницы - синяя стена, которая привлекает наше внимание, когда Жюли навещает женщина-репортер, готовящая документальный фильм о жизни Патриса. На лице Жюли отражается синий цвет стены; стена заполняет половину кадра - держа репортера на том расстоянии, на каком Жюли хочет, чтобы она оставалась.

Когда Жюли впервые после катастрофы приходит в свой дом, ее первый вопрос - все ли вещи вывезли из синей комнаты. Вскоре мы обнаруживаем, что синяя комната принадлежала ее дочери Анне. Когда Жюли входит туда, она видит, что синяя люстра дочери все еще там.

Эмоционально, с болью, она отрывает несколько стеклышек и сжимает в руке. Стеклянные украшения люстры имеют форму слезы, подчеркивая печаль Жюли, когда каждый взгляд на люстру напоминает о смерти ее дочери. Синяя люстра из комнаты дочери - единственная вещь, которую она забирает с собой из прошлого в новый дом в Париже.

В фильме много эпизодов с отблесками от люстры – это красивые визуальные картины. Иногда отражения пляшут отсветом на лице или руке Жюли; иногда лампа видна на переднем плане. К люстре привлекает внимание рассказ Люси. Жюли немного нервничает, когда Люси касается люстры: она драгоценна, никто не смеет к ней приближаться. Лампа, несомненно, самое ценное, чем владеет женщина, которая стремится сбежать от прошлого, избавившись от всех вещей, кроме этой. Она - символ ее любви к Анне, любви и воспоминаний о ее ребенке, от которых ей никогда не убежать. В течение всего фильма душа Анны все еще с Жюли – это показано с помощью синей люстры.

Папка с записями и фотографиями, которую принес Оливье, тоже синяя.
Чернила, которыми написана музыка, иногда тоже синие – чернилами этого цвета пишет Жюли.

Жюли четыре раза показана в бассейне - каждый раз очень расстроена, в попытке задушить воспоминания. Три из этих четырех раз вода в бассейне насыщенно синяя - еще более синяя, чем обычно в бассейнах. Для получения такого эффекта использован фильтр. Единственный раз бассейн в его естественном цвете - когда приезжает Люси, чтобы говорить с нею: Жюли не одинока, следовательно, цвет естественен. Но когда она одна, синий цвет более ярок, заставляя нас думать, что в нем - причина ее душевного состояния. Мысленно услышав музыку - она погружается глубоко в воду.

Жюли идет в стрип-клуб, где работает Люси, и случайно видит по телевизору документальный фильм о Патрисе: вся сцена насыщенно синяя. Не только настроение грустное, не только экран телевизора синего оттенка - все остальное тоже синее. Появляется синий фон, когда говорит Оливье. Все люди на фотографиях из жизни Патриса одеты в синее, серо-синее и черное. Некоторые из фотографий, особенно фото Жюли, ясного синего оттенка. Наиболее поразительная синяя вещь из всех в этой сцене – платье Сандрин на фото, где Жюли видит, как та склонила голову Патрису на грудь.

Когда Оливье играет для Жюли музыку, написанную им, на фоне брезжит синяя тень. Синий цвет всегда связан с музыкой – всегда, когда мы слышим отрывки, написанные Патрисом, Жюли или Оливье, мы видим синий свет, его отражение или оттенок.

В заключительной сцене, где жизнь Жюли проносится в ее сознании, когда она занимается любовью с Оливье, экран телевизора, который смотрит ее мать, синий; Люси в синем свете видит двух танцовщиц; экран сонограммы, где Сандрин видит своего будущего ребенка, тоже синий. Сандрин касается экрана, будто пытаясь коснуться ребенка - это похоже на кадр, когда Жюли касается крошечного гроба ее ребенка на телевизионном экране.

Теплые золотисто-коричневые фильтры довольно часто использованы в «Синем» как контраст синему цвету. Этот золотисто-коричневый тон присутствует во всех фильмах трилогии, объединяя их.


часть 3 (окончание)

Источник: http://www.petey.com/kk/docs/kiesdis5.zip

Перевод – Е. Кузьмина (с) При использовании моих переводов обязательна ссылка на сайт http://cinema-translations.blogspot.com/

Tuesday, May 29, 2007

Символизм в трилогии Кесьлевского «Три цвета: Синий, Белый, Красный»/ Symbolism in Kieslowski’s Three Colors: Blue, White and Red (часть 1)

источник:
Sigridur Petursdottir Filmvetenskap/ Högskolan i Skövde Institutionen för Humaniora/ 2000-05-22


Вступление
Краткий обзор и предыстория

В этом эссе проанализирована трилогия польского режиссера Кшиштофа Кесьлевского, которого его cо-автор Кшиштоф Песевич вдохновил на создание трех фильмов, связанных с цветами французского флага и лозунгом французской революции: Свобода, Равенство и Братство. Фильмы «Синий», «Белый» и «Красный» были сняты соответственно во Франции, Польше и Швейцарии.

Первый фильм, «Синий» - о свободе, которую, наверное, обрести невозможно. Если мы любим или скорбим - мы перестаем быть свободными. Мы живы, но не свободны. Жюли замужем за богатым и известным композитором Патрисом, у них есть маленькая дочь, Анна. В начале фильма муж и ребенок Жюли гибнут в автомобильной катастрофе. Ее жизнь, ранее счастливая и размеренная, теперь пуста, и Жюли предстоит научиться жить дальше. Ее первая реакция - исчезнуть, скрыться. Она покидает дом в поместье и просит продать всю мебель; снимает квартиру в Париже и проводит время в кафе – пьет кофе и пытается забыть.

Но ей не скрыться от музыки мужа. Как раз перед смертью он работал над музыкальным произведением для большого симфонического хора, которое должно быть исполнено на фестивале Объединенной Европы. Незаконченная музыка настигает ее, как и воспоминания о дочери. Она отчаянно пытается оставить всё это в прошлом.

Позже Жюли узнает, что у покойного мужа была любовница, Сандрин, и что она беременна от него. Наконец, Жюли вынуждена смириться с тяжелой утратой - она заканчивает музыку для хора и делает так, что будущий ребенок, плод любви ее мужа, будет носить его имя и жить в поместье, которое ранее принадлежало их семье.

«Белый» - о равенстве, которого не существует, - ни на личном, ни на социальном уровне.
Фильм рассказывает историю Кароля Кароля, парикмахера из Польши, живущего во Франции. Он женился на француженке Доминик, но когда оказался неспособным выполнять супружеские обязанности, она с ним развелась. Кароль теряет все: жену, дом, салон причесок и даже кредитные карточки. В метро он знакомится с поляком Миколаем, который контрабандой переправляет Кароля в Польшу – в его же чемодане. По стечению обстоятельств, в Варшавском аэропорту чемодан с Каролем внутри украли. Но когда воры обнаружили, что вместо ожидаемого добра в чемодане – бедняга Кароль, они бросают его на мусорной свалке.
Кароль приезжает к брату, Юреку, тоже парикмахеру. Не довольствуясь ролью служащего у брата, Кароль перепродает участки земли; он разбогател. Чтобы отомстить Доминик, он инсценирует собственную смерть, потому что знает - Доминик приедет на его похороны. Во время похорон Кароль следит за ней, потом приходит к ней в гостиницу и выполняет супружеский долг.
На следующее утро, проснувшись, она не находит Кароля, он исчез, и полиция арестовывает ее за убийство мужа. В конце фильма мы видим Кароля стоящим перед окном её тюрьмы, а Доминик жестами показывает, что все еще его любит. Это заставляет Кароля плакать. Ясно, что они любят друг друга, но попали в ловушку и разлучены из-за плана мести Кароля.

Последний фильм трилогии – «Красный» - рассуждение о возможности создания некоего братства, становясь ближе, разрушая стены, которые мы сами вокруг себя возводим.
«Красный» повествует о молодой швейцарской студентке и модели, Валентине. Однажды она ехала с репетиции домой и сбила собаку. Когда Валентина возвращает собаку ее законному владельцу, судье на пенсии, он остается равнодушным. Впервые встретив его Валентина чувствует жалость к одинокому печальному старику, но в то же время его привычка подслушивать телефонные разговоры соседей вызывает у нее отвращение. Он говорит ей, что ему нужно прикосновение к правде, к тому, что было недоступно ему как судье. Судья вынуждает Валентину обнаружить некоторых из ее собственных демонов и поверяет ей свои воспоминания, часто посещавшие его в течение долгих десятилетий. Со временем их близость растет, становясь чем-то вроде нежных отношений отца и дочери. Своего рода подлинное братство.
Параллельная история рассказывает о недавно получившем диплом студенте юридического факультета Огюсте и его подруге, гармонично продолжая линию отношений между Валентиной и судьей. Мы сознаем, что жизненный опыт молодого человека отражает неудачи старика.

Настроение «Красного» метафизично; у судьи бывают вещие сны, но даже и без них он знает, что именно должно случиться.

Валентину тоже посещают предчувствия. На протяжении фильма присутствует тема предзнаменований. Фотография Валентины для рекламного биг-борда тоже предвещает нечто, что произойдет в ее жизни позже.

Два главных героя, Валентина и Огюст, в течение фильма ни разу по-настоящему не встретились. Мы ни разу не слышим, как они разговаривают друг с другом. И всё же в конце, когда видим их стоящими рядом после спасения с затонувшего парома, мы понимаем, что они будут жить вместе долго и счастливо. Они были соседями и в течение фильма несколько раз почти встретились

Все фильмы трилогии – истории характеров, истории разных конфликтов и их решения (или нерешения) посредством случая или выбора. Течение историй очень естественно, хотя в их основе - происходящее почти случайно или по воле судьбы. Незначительные на первый взгляд случаи навсегда меняют жизни людей. Некоторые пробуют управлять собственными жизнями, но зачастую это им не удается. На планы людей влияет нечто, находящееся вне контроля. Весь фильм снят таким образом, будто зритель подсматривает за происходящим. Камера движется от одного персонажа к другому, показывая связь между ними.

Цель и метод

В книге «Кесьлевский о Кесьлевском» он говорит, что важнейшая деталь фильма «Красный» в том, что этот цвет присутствует, но фильтры не использованы. Кесьлевский приводит в пример красную одежду, красный поводок собаки и красный фон. Красный цвет в фильме не декоративен, но несет определенную смысловую нагрузку. Для примера он говорит о том, как Валентина спит с красной курткой возлюбленного – в этом случае красный цвет символизирует воспоминания, тоску по ком-то.

Весной 1998 года, вдохновившись вышеприведенным высказыванием, я написала эссе о символике в «Красном». Я смотрела фильм снова и снова, кадр за кадром, находя каждый красный предмет, и пробовала объяснить их возможное значение. Я поняла, что мне придется изучить символику красного цвета в различных культурах, а также связанные с цветами метафоры и архетипы. Это была большая работа, но оно того стоило. Я нашла то, что искала - фильм исполнен символов.

Несколько раз посмотрев «Красный», я вдруг заметила не только то, что в драматургии был использован красный цвет, но и то, что Кесьлевский во многих эпизодах фильма показывает телефоны и окна, явно неслучайно. Почти каждая сцена в фильме начинается с изображения телефона или окна, а в нескольких эпизодах присутствуют оба. Они могут быть использованы как способы подглядывания за жизнью других людей.

Необычайно важно в «Красном» обретаемое нами ощущение того, что, несмотря на попытки персонажей управлять собственными жизнями, сделать этого им не удается. Это одна из основных тем «Красного»: руководит ли нашими жизнями судьба, фатум – или же случайность, выбор. Размышляя об этом я написала, как они влияют на героев фильма.

Когда моя работа о «Красном» была закончена, я была счастлива обретением того, что искала – но вместе с тем возникли новые вопросы. А как насчет синего цвета в «Синем» и белого в «Белом»? Играли ли они такую же драматическую роль? И что можно сказать о стекле и телефонах в этих фильмах? Имеют ли очевидное значение в «Синем» и «Белом» судьба, фатум, выбор и шанс? Стало любопытно, и я решила рассмотреть эти вопросы в дипломной работе по изучению кино (Film Studies).

Прошло два года, и я нашла ответы. Важность цветов, связанных с названиями фильмов, не подвергается сомнению. Символичны не только цвета - многие другие элементы: например, стекло, вода и технологии – служат похожим целям. Вода оказалось настолько важным элементом «Синего», что мне пришлось проверить, происходит ли то же самое в «Белом» и «Красном». Также я обнаружила, что концепция судьбы как основного фактора жизни, сыграла важную роль в «Синем» и «Белом», хотя и не столь очевидно, как в «Красном».

Чем больше я смотрела эти фильмы, тем больше релевантных тем обнаруживала, и написала короткие главы о значении вуайеризма, предзнаменований и библейских параллелей. Я нахожу новые пласты каждый раз, когда смотрю трилогию, и наверное не смогла бы исследовать их и за несколько лет. Я не написала о важных аспектах фильмов, например, о лозунгах французской революции применительно к историям, как не написала и об использовании музыки и звука в фильмах. Возможно, когда-нибудь я добавлю это к моему исследованию.

Наконец, две главы не касаются моего анализа, но могут представлять интерес для тех, кто интересуется Кшиштофом Кесьлевским: его биография и немного информации о Збигневе Прейснере, который написал музыку для его фильмов.

часть 2 (продолжение)
часть 3 (окончание)

Перевод – Е. Кузьмина (с) При использовании моих переводов обязательна ссылка на сайт http://cinema-translations.blogspot.com/
Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...