Thursday, April 26, 2007

С кинокамерой: лучшие операторы Польши / Behind the Camera: Poland’s Best Cinematographers

источник: Behind the Camera: Poland’s Best Cinematographers

Если музыка [Збигнева Прейснера] объединяет «Декалог», связав все десять фильмов в телесериал, то операторская работа служит противоположной цели, поскольку от эпизода к эпизоду вносит в визуальный ряд тонкие, едва уловимые различия. В работе над «Декалогом» приняли участие девять самых лучших кинооператоров Польши, каждый работал над отдельным эпизодом – кроме Петра Собочинского (Piotr Sobocinski), который снял две истории.

Изначально Кесьлёвский планировал, что каждый эпизод будут делать разные режиссеры. Написав сценарий к сериалу в соавторстве со своим другом и коллегой Кшиштофом Песевичем (Krzysztof Piesiewicz), он намеревался доверить по одному эпизоду десяти молодым режиссерам. Но, как объяснял сам Кесьлёвский, именно из-за его соавторства в написании сценария он не смог так поступить и, когда пришло время, «захотел всё сделать сам», а чтобы избежать в сериале визуальных повторений решил использовать для каждого эпизода разных операторов.

«Декалог» - прекрасная возможность осознать вклад оператора в кинопроцесс. Обычно режиссер советуется с оператором о том, как достичь желаемого настроения, образности и общей визуальной концепции. В таком случае оператор несет ответственность за освещение, особенности композиции, движение камеры, за выбор камеры, объективов, фильтров и запас пленки.

Лучшим операторам присущи особенности, характеризующие их фильмы: это может быть стиль, подобный документальному кино; или стандартный студийный; он может создавать эмоциональную атмосферу или быть строго реалистическим. В Польше вклад операторов более творческий, чем в киноиндустрии других стран. Они создают облик фильма, тогда как режиссер концентрируется на сценарии. По словам Славомира Идзяка (Slawomir Idziak), снимавшего «Декалог 5», в процессе создания мира его фильмов Кесьлёвский полностью доверился операторам; от них зависела постановка декораций, композиция кадров и постановка света.

У каждого из операторов «Декалога» были свои сильные стороны и технические предпочтения, которые можно заметить при повторных просмотрах фильма. Некоторые из операторов, включая тех, о ком пойдет речь ниже, продолжили свою карьеру за пределами Польши, работая над совместными проектами, или заслужили признание в качестве операторов крупнобюджетных голливудских фильмов. После распада Советского Союза и упадка коммунизма в странах Восточного блока, средства, выделявшиеся на кинопроизводство, истощились. Хотя ситуация с кинопроизводством Польши была лучше, чем в большинстве стран, она все же была шаткой, ведь в условиях новой рыночной экономики приходилось конкурировать с другими отраслями промышленности за небольшие деньги. Так что многие операторы и кино-персонал покинули Польшу для работы в других странах.

Пётр Собочиньский (Piotr Sobocinski, 1958 - 2001)

Пётр Собочинский – единственный оператор, который в «Декалоге» снял два эпизода: "Декалог 3: Чти день субботний" и "Декалог 9: Не возжелай жены ближнего своего." В обоих фильмах широко используется приглушенный свет (темный стиль освещения), особенно в «Декалоге 3», события которого происходят на протяжении одной ночи и где есть эпизоды, требующие специфического освещения – морг и вытрезвитель.

Пётр - сын легендарного польского оператора Витольда Собочинского (Witold Sobocinski), фильмы которого были сняты в период, когда политические барьеры помешали западному миру увидеть большую часть его работ. Витольд также преподавал в знаменитой «Национальной школе кинематографии, телевидения и театра» в Лодзи, и неудивительно, что его сын Пётр закончил эту школу, следуя по стопам отца.

В «Декалоге» Пётр Собочинский сработался с Кесьлёвским. Позже он стал оператором фильма «Красный», одного из трилогии «Три цвета». За эту работу его номинировали на награду киноакадемии.

В начале 1990-х, после работы с режиссером Мартой Месарош (Mészáros Márta) над фильмом «Седьмая комната», Собочинский уехал из Польши. После этого он работал только в Голливуде. Операторская работа в фильмах «Сердца в Атлантиде» с режиссером Скоттом Хиксом, «Сумерки» с Робертом Бентоном и «Глаза ангела» с Луисом Мандоки демонстрирует склонность оператора к сдержанной технике с использованием темных тонов, передающих настроение. Работы Собочинского часто разбирали рецензенты и один из них отметил, что его съемки в «Сумерках» создают впечатление, будто «мы следим за событиями сквозь стакан бурбона».

В начале работы в Канаде над фильмом «В ловушке» в 2001 году, Собочинский внезапно скончался на съемках. «Сердца в Атлантиде», последний снятый им фильм, был посвящен ему.

Славомир Идзяк (Slawomir Idziak

Славомир Идзяк снял один из самых известных эпизодов «Декалога», который также отличается собственным визуальным стилем, "Декалог 5: Не убий". Идзяк активно использовал фильтры для достижения зернистого, размытого, монохромного изображения, соответствующего тяжелой теме фильма. Хотя сначала Кесьлёвский сомневался по поводу использования насыщенных фильтров, Идзяк не соглашался снимать без них.

До «Декалога» опытный оператор работал с Кесьлёвским над несколькими телевизионными фильмами. Позже они снова сотрудничали - в «Двойной жизни Вероники» и «Три цвета: Синий».

Идзяк начал карьеру оператора в 1969 году, снимая для польского телевидения. Сначала он заслужил признание, сотрудничая с Кшиштофом Занусси (Krzysztof Zanussi), еще одним великим польским кинорежиссером. Впервые как оператор он работал с Занусси в 1975 году над фильмом «Квартальный отчет», но международная известность пришла в 1984 году, после «Года спокойного солнца» (Year of the Quiet Sun).

Репутация и известность помогли ему в середине 1990-х найти работу за пределами Польши, включая и первый англоязычный фильм «Путешествие короля Августа» (The Journey of August King) в 1995 году. Идзяк предпочитает работать в разных странах, а не только в Голливуде. Он снимал в Германии, Англии и Ирландии. Однако именно его работа с Ридли Скоттом в фильме "Черный Ястреб" (Black Hawk Down) в 2000 году оказалась основным моментом карьеры, по крайней мере, что касается наград и почестей. Пыльные выжженные городские пейзажи и песчаные ночные съемки, сделанные через фильтры, напоминают о его работе над «Декалогом», тогда как ровная съемка «с рук» принесла ему еще большую известность. Среди наград, полученных Идзяком за «Черного Ястреба», была награда британской киноакадемии и номинация на «Оскар».

Назад в Польшу

Будучи менее известными в других странах, некоторые из операторов «Декалога» остались в Польше, наслаждаясь успехом и признанием на родине. Учитывая недостаток средств для художественного кино, многие из них снимали документальные и телефильмы.

Эдвард Клозиньский (Edward Klosinski), снимавший «Декалог 2: Не поминай имени Господнего всуе," закончил Национальную школу кинематографии в Лодзи в 1967 году. Как и многие дипломированные специалисты польской киношколы, он работает над художественными и телефильмами, начав снимать их приблизительно одновременно. Сотрудничество Клозиньского с Кесьлёвским началось с «Декалога». Он известен как третий оператор трилогии «Три цвета», сняв «Белый». Кроме Кесьлёвского, оператор активно сотрудничал с Кшиштофом Занусси и Анджеем Вайдой (Andrzej Wajda), включая отмеченный многими наградами фильм "Человек из железа" (Man of Iron) последнего.

Анджей Ярошевич (Andrzej Jaroszewicz), снявший "Декалог 8: Не лжесвидетельствуй", работал во Франции и Германии, но не уезжал далеко от родной Польши. Избранный президентом польского Союза Кинематографистов в 1997 году, Ярошевич предпочитает сотрудничать с польскими режиссерами на благо родной страны. Он один из настоящих операторов-изобретателей, разработавший устройство, защищающее камеру от намокания под дождем и недорогой гироскоп для съемок движущихся объектов с машины.

Другие операторы «Декалога» сняли собственные фильмы как режиссеры, включая Витольда Адамека (Witold Adamek), оператора "Декалога 6: Не прелюбодействуй" и Яцека Блавута (Jacek Blawut), снявшего «Декалог 10: Не возжелай добра ближнего своего". Он – режиссер документального фильма "Ненормальное" (The Abnormal), получившего награду критиков на международном фестивале документалистов в Мангейме. Адамек стал знаменит, снимая комедии, самые известные из которых - «Понедельник» и его продолжение «Вторник».

Перевод – Е. Кузьмина (с) При использовании моих переводов обязательна ссылка на сайт http://cinema-translations.blogspot.com/

Wednesday, April 25, 2007

"Рай": интервью с Кшиштофом Песевичем / Heaven: an Interview with Krzysztof Piesiewicz

Существует не так широко известная связь между польским киношедевром "Декалог" - и фильмом «Рай», новым международным проектом. Это история про итальянского полицейского, который влюбляется в британскую учительницу (ставшую террористкой и страдающую от сознания своей вины).

Любители кино, знакомые с «Декалогом», великой польской интерпретацией Десяти Заповедей, знают имя режиссера Кшиштофа Кесьлёвского, но немногим известно, что сериал был задуман Кшиштофом Песевичем, адвокатом, который был со-инициатором, cоавтором и соратником семнадцати проектов режиссера. В качестве адвоката он пять лет защищал активистов Солидарности, а его доскональное знание техники полицейских допросов и разнообразных судебных процедур – важная составляющая "Рая".

Два Кшиштофа, работавшие вместе над «Синим», «Белым» и «Красным» (свобода, равенство, братство) планировали создать новую трилогию, но Кесьлёвский умер от сердечного приступа в 54 года – до того, как сценарий «Рая» был закончен.

Песевич завершил сценарий и написал продолжение – «Ад» и «Чистилище».

Кесьлёвский не собирался режиссировать эту трилогию, рассказал Песевич на международном фестивале в Карловых Варах в прошлом июле.

Режиссером фильма стал Том Тыквер (Tom Tykwer), немецкий режиссер, снявший «Беги, Лола, беги». Сценарий подвергся невероятным лингвистическим метаморфозам: польский, французский, немецкий, английский и итальянский языки. В фильме, съемки которого прошли в Италии, снимались Кейт Бланшетт (Cate Blanchett), австралийская актриса, и Джованни Рибизи (Giovanni Ribisi), американец.

Хотя Песевич (по контракту авторские права принадлежат ему) утверждал, что доволен фильмом, создалось впечатление, что в его голосе таилось сожаление. А когда он вспоминал свою работу с Кесьлёвским, слышна боль, любовь - и юмор.

«Его смерть стала утратой не только для кино, но и для всего человечества,» - сказал он.
В 57 лет его лицо выглядит столь же мрачно, как и у Кесьлевского, когда ему приходилось выдерживать журналистские вопросы.

Песевич никогда не хотел быть адвокатом. В студенчестве его страстью была попытка понять истоки тоталитаризма - и в нацизме, и в коммунизме. Однако он прославился после того, как начал практиковать в области криминального и семейного права в 1975 году. Вскоре Песевич оказался под влиянием трудов профессора Гарвардского университета Лона Фуллера (Lon Fuller), утверждавшего, что закон - не просто инструмент управления, что он обязан воплощать истинные моральные ценности.

«Когда я это понял, то присоединился к движению против коммунистического режима. Я начал защищать людей в оппозиции, и постепенно, в 1980 году, стал одним из них».

Песевич познакомился с режиссером через Ханну Краль (Hanna Krall), она была его клиенткой. Это польская писательница, еврейка, написавшая о пережитом ею: во время войны её прятала польская семья. (Позже эта история легла в основу «Декалога VIII».) Краль знала, что Кесьлевский хотел бы снять документальный фильм о том, как в суде велись дела "военного положения", и предложила, чтобы эти два человека встретились.

"Мы собирались пообщаться в течение получаса, - вспоминает Песевич, - но говорили часами и часами, и продолжали говорить обо всем все следующие 16 лет. Я пробовал убедить его не делать такой фильм по двум причинам. Во-первых, нам не разрешили бы снимать место, где происходили события. Во-вторых, в зале суда подлинную драму не увидеть, потому что там каждый играет роль. А истинная драма неожиданна и спонтанна."

Тем не менее, когда их допустили в зал суда, оба, к своему изумлению, увидели, что судьи – видимо, памятуя об уроках истории, - боялись быть заснятыми на пленку во время вынесения ими несправедливых приговоров. Присутствие камеры, без сомнений, помогало защите.

(на фото - кадр из док. фильма "Still Alive")
Шесть месяцев спустя Кесьлевский иронически поинтересовался, хотел бы Песевич быть художником, творцом. «Я не знаю, что такое быть или не быть художником. Я лишь улыбнулся. Вскоре мы начали писать сценарийБез конца» / No End / Bez konca). Как нам пришла мысль работать вместе? Теперь, годы спустя, думаю, что он разглядел во мне детскую наивность, - ведь я верил, что с ним вместе могу пойти куда угодно, даже в суд, и убедить коммунистов, что они не правы».

Фильм «Без конца» был создан после смерти [от рака] его коллеги-юриста. В фильме призрак молодого адвоката (своего рода дух чистого сознания, не способный выжить при коммунистическом режиме) наблюдает действительность после введения военного положения. Тем временем старый адвокат, склонный к компромиссам, берется за дело его клиента, активиста оппозиции. В финале одинокая вдова уходит, чтобы воссоединиться со своим умершим мужем. Эта сцена эхом отражается в «Рае».

«Мы не хотели делать фильм о военном положении, - сказал Песевич. - Мы хотели показать определенных людей и их внутреннюю сущность. Подобное изображение подверглось нападкам со стороны коммунистических властей. Это единственный польский фильм, описавший атмосферу и драму того времени. Шок военного положения погасил чудесный огонь в душах людей, выступавших против режима. «Без конца» описывает мой опыт, но не факты из моей биографии». 

Однако факт: в первые два месяца после введения военного положения Песевич каждый день менял место проживания, потому что боялся ареста и заключения в лагерь интернированной интеллигенции.

Сейчас Кшиштоф Песевич – польский политик. Оглядываясь на те полные опасностей годы, он говорит: «Иногда в человеческой жизни наступает момент, когда мы прикасаемся к раю на Земле, и для меня это были первые несколько лет движения Солидарности, когда не существовало разницы между докторами, адвокатами и рабочими». Он видел тогда, как сила воли и сердца побеждала пули и танки. Но порожденные военным положением конфликты и подозрения среди друзей до сих пор находят свое отражение в жизни Польши.

Будучи очень молодыми людьми, сказал Песевич, «мы соприкоснулись со всем. Я защищал бандитов и героев, а Kесьлёвский снимал фантастические документальные фильмы. Но он пришел к пониманию, что существуют преграды, не соответствовавшие его творческим стремлениям. Вы не можете с камерой вмешиваться в интимный мир людей. Попытки вмешаться были бы варварством. А в художественном кино такое возможно. Схожие проблемы были и у меня с работой адвоката. Я больше интересовался не что человек сделал, а почему. Что происходит с человеком? Как нам следует с ним поступить? Почему человек внезапно превращается в животное?»

Этот общечеловеческий вопрос отражен в «Декалоге», на создание которого Песевича вдохновила картина XV века, виденная им в детстве. Она называлась "Декалог" и была разделена на десять частей в соответствии с тематикой того времени. Песевич задавался вопросом, как они смогут говорить о Польше, находящейся в военном положении.

«Церкви были полны людей, и мне было любопытно, как они воспримут, расшифруют «Декалог». Стали они религиозными или политизированными? Это парадоксы нашего времени». 

В конце концов авторы решили, что в драмах изображенных ими людей политика играть роли не будет.

Она не играла роли и пять лет назад, когда они начали работу над «Раем», и терроризм еще не стал новостью номер один на первых полосах газет.

«Сценарий задает вопрос: почему красивая, молодая, умная женщина решает заложить бомбу, - говорит Песевич. - В итоге нам эта женщина становится симпатична. Я знаю, что терроризм это зло. Это больше чем зло. Это – проявление драматической безнравственной ситуации, сложившейся в мире. Но почему это становится проблемой прекрасных молодых людей? Это очень важный вопрос: почему?»

источник
Перевод – Е. Кузьмина © При использовании моих переводов обязательна ссылка на сайт http://cinema-translations.blogspot.com/
Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...